Лучшие фильмы онлайн » драма » Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии / En duva satt på en gren och funderade på tillvaron (2014)

Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии / En duva satt på en gren och funderade på tillvaron (2014)

Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии / En duva satt på en gren och funderade på tillvaron (2014)
6.452
7.00

Название: Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии
Оригинальное название: En duva satt på en gren och funderade på tillvaron
Год: 2014
Режиссер: Рой Андерссон
Рейтинг Кинопоиск: 6.452 Рейтинг IMDB: 7.00


Действие фильма, состоящего из 39 трагикомических скетчей, разворачивается в неопределённой западноевропейской стране. Герои сменяют друг друга; основная сюжетная нагрузка приходится на странную пару - это внешне слегка напоминающий зомби торговец бессмысленной утварью (клык вампира, «мешок со смехом», страшная резиновая маска) и его умственно отсталый приятель.

Смотреть фильм Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии онлайн бесплатно.

Смотреть Альтернативный плеер
Чтобы первым узнать о выходе лучшего качества, добавьте нужный фильм в закладки, (звездочка в правом углу каждой Киноленты) или сохрани наш сайт, комбинация клавишей Ctrl+D. Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии / En duva satt på en gren och funderade på tillvaron (2014) Смотреть онлайн HD 720 вы можете нажав кнопку воспроизведения выше в плеере. Не работает фильм?
Комментариев (0)
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Интересные факты о фильме «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии»

На выбор названия фильма повлияла вдохновившая его создателей картина Питера Брейгеля-старшего «Охотники на снегу» («The Hunters in the Snow»).В военном гимне, который несколько раз исполняется в фильме, использована мелодия «Боевого гимна Республики».По словам Роя Андерссона, источником вдохновения для этого проекта для него послужил фильм «Похитители велосипедов» (1948).

Рецензии на фильм «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии»

26-летний Рой Андерссон покорил и критиков, и зрителей, и жюри престижного кино-фестиваля в Берлине своим кино-дебютом, «Шведская история любви» (1970). Но вполне заслуженный успех привёл молодого шведского режиссёра в творческий тупик, потому что делать традиционное кино ему было уже неинтересно, а в каком направлении двигаться дальше, он ещё не знал. После провала второго фильма, экспериментального и мрачно-абсурдистского «Гилиапа», Андерссон ушёл из большого кино на 25 лет. Все эти годы он снимал рекламные ролики, став мастером супер-короткого формата, доведя до совершенства использование каждой секунды и каждого миллиметра пространства кадра. Отточенная лаконичность и минимализм стиля придавали легкость и оживлённость даже гнетущим темам, которые Андерсон часто использовал при съёмках рекламных клипов. Их успех помог ему основать и финансировать в Стокгольме студию 24, своего рода, храм независимого кино. Будучи режиссёром, сценаристом и продюсером в одном лице, он снимает здесь то, что хочет и как хочет, не оглядываясь на сроки. Начиная с 2000-го года, Андерссон «явился» кинозрителям, как мимолётное видение, всего с тремя полнометражными фильмами, составившими «трилогию живущих.»

Открывает трилогию трагифарс «Песни со второго этажа», в котором Андерссон создал кино-апокалипсис в отдельно-взятом городе, возможно, Стокгольме. Фильм состоит из 52 отдельных эпизодов, каждый из которых снят в манере, присущей рекламным роликам Андерссона, одним кадром, неподвижной камерой. Вторая часть трилогии, «Ты, Живущий», этo ещё одно собрание коротеньких миниатюр, снятых в том же минималистском эффективном стиле. В обeих картинах Рой Андерссон пристально вглядывается в человечество, моделью которого стали ничем не примечательные жители больших и грустных шведских городов. Их трагикомическая абсурдная реальность легко переходит в сновидения и обратно, ведь слова «мечта» и «сон» звучат одинаково в некоторых языках, а в снах мечты сбываются. В обоих фильмах Андерссон экспериментирует с формой, следуя ассоциативному видению, в отличие от более традиционной нарративной структуры. Его привлекает живопись, и он творит кинo как живописные полотна, пробуя разные углы зрения, концепции, диалоги, персонажей, цвета, позиции, заполняя в равной мере и передний и задний план кадра. Всё это предполагает активное участие в просмотре зрителя, которому следовало бы иметь несколько пар глаз, чтобы не упустить малейших деталей происходящего во всех измерениях кадрового пространства Роя Андерссонa.

В заключительной главe трилогии живущих, «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии», вышедшем через семь лет после «Ты, живущий», Рой Андерссон продолжает исследовать человечество, свой излюбленный объект, и искать ответ на вопрос, что такое быть живущим, в чём смысл бытия? Фильм, в котором он, как всегда, стремится заполнить парадоксальный пробел между воображаемым и реальным, несёт печать его неповторимого стиля и представляет собой своеобразный кино-триптих. Первая створка обещает три встречи со смертью и честно выполняет обещание. Закрывается он несколькими метафорами изобретательной дьявольской жестокости которую хомо сапиенс проявляют по отношению к тем, кого считают существами низшего порядка. А между двумя створками триптиха, двoe бедолаг коммивояжёров бредут из одного сюрреального эпизода в другой, из действительности в вымысел, из современного Гётеборга, в прошлое. По дороге они пытаются продать таким же бедолагам до смешного дурацкие сувениры, чтобы помочь тем развлечься.

По признанию режиссёра, название фильма, «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии», навеяла известная картина Питера Брёйгеля «Охотники на снегу». Но если вдуматься, творчество Брёйгеля послужило вдохновением не только для заключительной створки кино-триптиха Роя Андерсона. Все три фильма - это оживший Брёйгель. Подобно последнему великому художнику Северного Рененнсанса, Андерссон рассматривает пейзаж не просто как декорацию, но как арену, на которой разворачивается человеческая драма. Потому так важны для него выцветшие серо-зелёнo-бежевые тона больших городов, где разыгрываются его трагикомические миниатюры. Так же как и Брейгель за сотни лет до него, Андерсон трактует важнейшие события в жизни индивидуума, включая смерть, как всего лишь незначительную деталь в ничем не нарушаемом ритме вселенной. Картины Брейгеля и фильмы Андерссона роднит совмещение временных и пространственных пластов. Потому и воспринимается в «Голубе..» как должное, «захват» бара в современном Гётеберге бравыми войсками совсем юного шведского короля-воителя Карла XII, начавшего блистательно Северную войну с битвы на Нарве, а затем, через девять лет, прошедших незамеченными для посетителей того же бара, снова остановившегося в нём после бесславного разгрома под Полтавой. И если вглядеться внимательно в происходящее за окнами бара, то заметишь группу слепцов с одноимённой картины Брейгеля, каждый из которых держится за плечо впереди влачащегося нa дороге в никуда вслед за шведскими солдатами с понуро поникшими головами вepxoм на едва перебирающих копытами лошадях. Изображение человеческих слабостей, пороков и глупости было одной из главных тем в творчестве фламандского художника. То же можно отметить и в тщательно отделанных кино-виньетках шведского режиссёра, более сотни которых составили экзистенциальную трилогию, ставшую ироническим комментарием к бесцельности и бессмысленности человеческой деятельности. А, может быть, и самого бытия.

Андерссон обладает даром делать такое же смешное кино как и серии «Монти Пайтон», только в более медленном темпе, этакий Монти Пайтон на депрессантах, но неожиданный поворот, внезапно высвеченная деталь, и мгновенно понимаешь, что это смех сквозь слёзы. Особенно, когда режиссёр без прикрас и без нажима показывает изощрённую жестокость, на которую способен «человек разумный» по отношению к себе подобным и к братьям нашим меньшим, а также безысходность, с которой большинство из нас сосуществует. Откуда в нём такое понимание пассивного отчаяния, покорной смиренности? Ведь не кидался ни ему, ни его стране на плечи век-волкодав. Ответ, возможно, в том, что несмотря на мгновенно узнаваемую и кажущуюся однообразной артистическую манеру, Андерссон многолик и уникален: истинно шведский мастер, он универсален в глубоко гуманистическом видении человека, его бытия и истории как живой реальности. Жизнь исполнена неадекватностью далёких от совершенства людей по отношению к досаждающим им, пусть и привычным, ситуациям, объектам и поступкам. Её проявления могут казаться странными, забавными и даже трагичными в своей ординарности. Именно о них снимает кино Андерссон во всеоружии своего уникального стиля, в парадоксальной абсурдистской манере, которую называет кинематографом тривиальной заурядности. Несмотря на серьёзные, философские темы его картин, Андерссон благославлён умением говорить с улыбкой об экзистенциональной тоске и сочувствующим пониманием маленького человека, жалкого неудачника. Главная цель его кино - озвучить этого человека, символизирующего нас всех. Дать ему голос и возможность быть услышанным и выслушанным. Пока он ещё живущий.
«Иногда мне становится нестерпимо грустно, но в целом жизнь течет своим чередом» Харуки Мураками.

Что вызвало у меня интерес к новой работе Роя Андерссона? В первую очередь нетривиальное название для фильма - «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии», Андерссон разъясняет, что вдохновение для названия ему принесла картина Питера Брейгеля Старшего «Охотники на снегу», которая является не просто сюжетным пейзажем, это картина целого мира. Так и победитель Венецианского кинофестиваля «Голубь...», на мой взгляд, ясно отражает сегодняшнюю действительность. А современная действительность абсурдна, наша жизнь комична, как в черно-белых фильмах Чаплина, и трагична, всё заканчивается, проходит, уходит. На этих двух контрастах и построена философская притча.

Сцены, словно живые полотна сменяют друг друга, и к финалу пазл собирается в полнометражную ленту. Режиссёр вписал множество уникальных персонажей: мрачных и странных, отчаявшихся и запутавшихся, непонятных и причудливых, но все они без исключения безнадежно комичны. Искусное чувство юмора делает фильм прекрасным и запоминающимся. Показательные черты реализма выражаются в повторяющихся фразах, скромных интерьерах и алогичных поступках героев.

Апофеозом в картине является прорицательный дурной сон одного из главных персонажей, невольно вызывающий у зрителя чувство сожаления и стыда. «Голубь...» не задает вопросы, он на них отвечает. Почему люди несчастны? Потому что у них нет денег - отвечает Рой Андерссон, через пересказ стихотворения девочки с синдромом аутизма.

У меня сложилось положительное впечатление о фильме, разочаровывающим оказался факт того, что в субботний день кинозал был пустым, на сеансе присутствовала я одна, не смотря на то, что для России актуальна кафкианская философия, этот фильм о нас и для нас, советую его посмотреть каждому, независимо от ваших кинопредпочтений.
Несмотря на громкую премьеру фильма в Москве, завершающая часть экзистенциальной трилогии «Живущий» шведского режиссёра и сценариста Роя Андерссона «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии» изначально не могла претендовать на широкую аудиторию и востребованность в российском прокате. Даже учитывая факт наличия престижной премии «Золотой лев», полученной на Венецианском кинофестивале, обширной ретроспективы в Москве и Петербурге в честь великого режиссёра и книги Антона Долина «Рой Андерссон. Похвала банальности». К настоящему времени процент российских зрителей, интересующихся качественным кино, крайне низок и значительно уступает традиционным боевикам и комедиям, которые так успешно окупаются в кинотеатрах.

Как и в предыдущих частях трилогии («Песни со второго этажа» и «Ты, живущий») творение Андерссона выделяется характерной для него оригинальностью. Множество коротких, казалось бы, никак не связанных друг с другом эпизодов, длинные паузы между репликами, несуразность ситуаций и, конечно, поэтичный юмор - все это напоминает театральную постановку, которая очень точно отражает окружающую действительность. У каждого из героев трагикомедии есть собственные желания, какими бы абсурдными они ни выглядели. Кому-то нужна победа над русскими, другие нуждаются в деньгах, третьи жаждут выпить в баре у Лотты. Один только голубь неизменно сидит на ветке и продолжает размышлять о сути человеческого бытия. Невольно напрашивается строчка из стихотворения Лермонтова: «Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно». Андерссон умело демонстрирует всю жестокость, нелепость и бессмысленность людского существования. Люди в его понимании - часть некоего серого и бесполезного плана, марионетки, призванные топтаться на одном месте без возможности сдвинуться вперёд. Вне зависимости от года и века они пытаются найти несуществующие ценности в мелочах (вроде дней недели), игнорируют важное, а потом неспешно продолжают скучную рутину, которую вполне может разнообразить путёвка на тот свет. Непроизвольно история Андерссона представляется в виде компьютерного квеста с концепцией замкнутого круга, пройти который попросту невозможно, а счастливый финал выглядит слишком утопически.